Кортни Браун
«Восстанавливая то, что мы еще не нашли»
Кортни Браун — саунд-художник, исследователь и танцовщица танго. Она является доцентом Центра творческих вычислений Южного методистского университета в Далласе (США, штат Техас). Ее работы были исполнялись и показывались в США, странах Азии и Европы, включая Ars Electronica (Австрия), Diapason Gallery (Бруклин), International Computer Music Conference (Корея), Jepson Center, Telfair Museums (Саванна), New Interfaces for Musical Expression/BEAM Festival (Лондон), Frequency Festival (Чикаго), Vox Novus '60X60, Traveling Festival (Нью-Йорк), Juddertone Dance (Бостон) и Modified Arts Gallery (Phoenix). Ее интерактивная звуковая инсталляция и музыкальный инструмент Rawr! A Study in Sonic Skulls получило почетное упоминание жюри Prix Ars Electronica 2015 года. Она также получила стипендию Фулбрайта в Буэнос-Айресе (Аргентина), где работала над своим проектом Interactive Tango Milonga. Имеет степени в области междисциплинарных цифровых медиа и перформанса (DMA, Университет штата Аризона), электроакустической музыки (MA, Дартмутский колледж), а также музыки и компьютерных наук (BS, Университет Лойолы в Новом Орлеане).
«Восстанавливая то, что мы еще не нашли», — это музыкальное произведение, которое пытается воссоздать звуки жизни арктического прошлого, черпающее звуковой материал и вдохновение из эпохи плейстоцена. Работа над произведением велась с оглядкой на конкретные места, в Якутии, где были обнаружены следу шерстистого мамонта, включая отлично сохранившиеся останки молодого мамонта Юки, найденные в этом регионе (Boeskorov, et. al., 2021).

В работу включены записи звуков, издаваемых азиатскими слонами, ближайшими из ныне живущих родственников мамонтов. Азиатские слоны — одни из немногих животных, помимо людей и птиц, которые, согласно научно подтвержденным данным, способны слышать музыку, двигаться и барабанить в такт с ней (Patel & Iversen, 2006). К примеру, азиатские слоны играли в оркестрах (Таиландский оркестр слонов) с использованием созданных человеком музыкальных инструментов (Gupfinger & Kaltenbrunner, 2018) и независимо друг от друга проявляли интерес к человеческой музыке, например, останавливались, чтобы «подпевать» пианисту, исполняющему композицию Greensleeves (Barton, 2018). Азиатский слон по прозвищу Кошик научился произносить пять корейских слов, засовывая хобот в пасть, чтобы извлекать необходимые звуки (Stoeger, et. al., 2012).

Слоны могут издавать широкий спектр звуков, а азиатские слоны известны своей способностью имитировать голоса и звуки транспортных средств, таких как грузовики (Poole, n.d.). Они разговаривают друг с другом на больших расстояниях, используя инфразвуковые частоты (от 12 до 13 Гц для взрослых особей и до 22 Гц для несовершеннолетних) (Ibid). Они также общаются в пределах слышимости человека, издавая звуки как с закрытой, так и с открытой пастью, включая рык, трубный рев, высокий писк и трель. Их голоса могут резонировать как через хобот, так и через горло (Ibid).

В работе «Восстанавливая то, что мы еще не нашли» я высказываю предположение о том, что шерстистые мамонты обладали голосовой гибкостью и ритмическими способностями своих родственников — азиатских слонов. Основываясь на анализе окаменелостей и древних рисунков, ученые считают, что мамонты следовали той же социальной структуре матриархальных стад, что и слоны (Lister & Bahn, 2007). Следовательно, можно предположить, что они также могли общаться при помощи голоса, извлекая из этого пользу для себя. Я пытаюсь воссоздать своеобразный дуэт из моего собственного сопрано и голосов мамонтов, задавая ритмы, которые могли бы их окружать в естественной среде. Я воображаю мир, в котором люди и мамонты могли бы вместе творить музыку.

Моя работа существует на грани того, что нам известно и того, о чем мы знать не можем. Наши сведения о вымерших видах животных и их экосистемах крайне ограничены. Даже если ученые вернут шерстистого мамонта к жизни с помощью генной инженерии и создадут «мамонтоподобных» слонов, они уже будут продуктами как самого этого революционного процесса, так и нашей сегодняшней среды (Zimmer, 2021). Я осознаю безвозвратность утраты. Когда я взываю к мамонтам, то понимаю, что это клич в один конец. Но когда мы сочиняем музыку с другим живым существом, обладающим сознанием, будь то животное или человек, мы пытаемся докричаться до него через бесконечную пропасть. Мы не можем полностью постичь субъективный опыт Другого, но мы можем двигаться синхронно и издавать звуки в унисон.

Barton, Paul. (2018, December 11). Elephants "singing" with piano in their own way. YouTube.
Retrieved January 12, 2022, from video
Boeskorov, Protopopov, A. V., Maschenko, E. N., Potapova, O. R., Plotnikov, V. V., Shchelchkova, M.
V., Pavlov, I. S., Klimovsky, A. I., Kolesov, S. D., & Gorokhov, G. V. (2021). History of Studies of the Female Woolly Mammoth Mummy Yuka (Mammuthus primigenius (Blumenbach, 1799)). Paleontological Journal, 55(11), 1215–1223
Gupfinger, R., & Kaltenbrunner, M. (2018). Animals make music: A look at non-human musical expression. Multimodal Technologies and Interaction, 2(3), 51.
Lister, A., & Bahn, P. (2007). Mammoths: Giants of the Ice Age (revised edition). London, UK: Frances Lincoln.
Patel, A., & Iversen, J. (2006). A non-human animal can drum a steady beat on a musical instrument. In
Proceedings of the 9th International Conference on Music Perception & Cognition (Vol. 477).
Poole, J. (n.d.). Acoustic communication. Elephantvoices. Retrieved January 12, 2022, from
Rudaya, N., Protopopov, A., Trofimova, S., Plotnikov, V., & Zhilich, S. (2015). Landscapes of the 'Yuka' mammoth habitat: A palaeobotanical approach. Review of Palaeobotany and Palynology, 214, 1-8.
Stoeger, A. S., Mietchen, D., Oh, S., de Silva, S., Herbst, C. T., Kwon, S., & Fitch, W. T. (2012). An Asian elephant imitates human speech. Current Biology, 22(22), 2144-2148.
Zimmer, C. (2021, September 13). A new company with a wild mission: Bring back the woolly mammoth. The New York Times. Retrieved January 12, 2022, from