Одри Чен
«Эта луна, ее положение
и движение неустанно колеблются»

Одри Чен — китайско-тайваньско-американская певица во втором поколении, которая родилась в семье ученых-материаловедов, врачей и инженеров недалеко от Чикаго в 1976 году. Отвергнув семейные традиции, она обратилась к игре на виолончели в 8 лет и к вокалу в 11. После многих лет классического и консерваторского музыкального образования она стала специализироваться на старинной и современной музыке, а в 2003 году переосмыслила свои отношения со звуком, открыть для себя более личную и честную эстетику.



С тех пор, используя виолончель, голос и иногда аналоговую электронику, Чен создает собственные нелинейные нарративы и истории. Большая часть ее музыки носит импровизационный характер и лишена обработки, а подход ее сочинению — глубоко личный и интуитивный. Ее манера игры представляет собой комбинацию и наслоение аналогового синтезатора, предзаданных звуков, а также традиционных и расширенных техник как для голоса, так и для виолончели. Она работает над тем, чтобы объединять эти элементы в единый экстатический язык.



В течение почти двух десятилетий ее основным направлением была сольная работа с виолончелью, голосом и электроникой, но в последние четыре года она начала возвращаться к изучению голоса как своего основного инструмента. Помимо сольных концертов в настоящее время Чен выступает в дуэте с Филом Минтоном; с играющим на модульном синтезаторе Ричардом Скоттом (HISS & VISCERA); с тромбонистом Хенриком Мункебю Нерстебе (BEAM SPLITTER); с Лукасом Кенигом и Жюльеном Депре (MOPCUT); с играющими на модульных синтезаторах Тарой Транзитори и Нгуен Бали (трио SEN RYO NO); в дуэте с исполнителем электронной музыки Каффе Мэтьюсом; с Дороном Саджей (AFTERBURNER); с мексиканским саунд-художником Хьюго Эскингка (VOICE/PROCESS). К числу ее прошлых соавторов относятся немецкий художник-концептуалист Джон Бок и занимающаяся абстрактным тернтейблизмом Мария Чавес.
Эта луна, ее положение и движение неустанно колеблются.

Но мы вибрируем вместе с ней и эхом повторяем ее движения: это не зависит от того, используем мы двойное членение или нет, позвоночные мы или беспозвоночные, есть ли у нас рты и уши или нет. Все сравнения оказываются крайне неубедительными, а вот луна действительно представляет для меня настоящую загадку. Она заставляет меня задумываться о гравитации и о том, как люди стали настолько зависимы от линейной природы времени и гравитационных эффектов наших намерений и желаний.

Я представляю, как мое дыхание превращается в лед, вдыхая жизнь в преимущественно подсознательный ритуал; своим дыханием я отогреваю и сокрытые в его глубинах механизмы. Волна холода сначала накатывает, затем превращается во что-то животворящее, а сам этот вибрирующий непрерывный процесс вдруг обнажается.

Данная запись является фрагментом живого сольного перформанса в берлинской арт-лаборатории Savvy Contemporary. Видеоряд был создан на норвежском Тронхеймс-фьорде, расположенном в 430 км к югу от Северного полярного круга.